Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
04:33 

«О культуре соседства»

Главное - не научиться читать. Гораздо важнее научиться сомневаться в прочитанном (с)
Мне весьма интересно, чем же это всё закончится. Уже понятно, что на Украине «нашла коса на камень» и нынешняя ситуация будет отправной точкой для заметных перемен – вот только каких. Разгон Рады ведь далеко не самое радикальное, что может быть. В конце концов, страна не так давно пережила «оранжевую революцию», и за то время, пока у власти был Ющенко, националисты (или всё-таки уже нацисты?) из западных регионов успели почувствовать вкус к управлению.
Ну а дальше как по Михаилу Афанасьевичу – «начинаете входить во вкус…».
Вообще Украина со скандалом вокруг русского языка это такое небольшое зеркальце того, что происходит в Восточной Европе с конца 1980-х годов. После распада СССР все самостийники, истинные патриоты, поборники справедливости, защитники народных интересов, борцы с русским империализмом etc., etc., etc. как начали, так и не могут закончить. Во всех бедах виновата Россия, претензии тянутся примерно до эпохи Великого переселения народов, а в Москве положение «упал и каюсь» стало будто бы нормой внешней политики.
Вот только одно обстоятельство приводит меня в недоумение: если эти люди искренне убеждены в величии, славе и блеске своих народов, в страдальчестве, мессианском значении, стоянии у истоков цивилизаций и вековом просвещении всех и вся – включая дремучих русских – то зачем же им тогда требуется что-то доказывать тем самым русским? Ну, какое дело самобытным, уникальным, самодостаточным, независимым и развитым до мнения сирых и убогих? Ведь если поверить во всю ту чушь, которую несут нынче националисты на Украине, в Беларуси, Прибалтике и Молдове, то выходит, что Россия – это как обезьяна с гранатой, и такой всегда была. Зачем же тогда пытаться сделать из обезьяны человека?
Имперские амбиции. «У русских – имперские амбиции». Полноте. У русских практически сдохло образование, развалилась армия, загибается экономика. С таким положением дел в стране не до империй, да и нет у нас ни Петра, ни Столыпина, даже Олега, чтобы приколотить щит-другой на лоб обнаглевшим соседям, и того нету. Не осталось Суворовых, Пушкиных, Королёвых – а те, что остались, большей частью медленно чахнут в забвении. Из всего, что хоть как-то можно связать с империей, у России нынче только имперское чувство вины и неудовлетворённости. Первое мы демонстрируем практически как официальную позицию в мире (сейчас вот, похоже, собираемся взвалить на себя ответственность за Первую мировую войну). Вторая – неудовлетворённость – накрепко засела в сердцах, умах и душах. Не на пустом месте засела, на безработице, бесконечных финансовых встрясках, туманных перспективах на будущее и неясной оценке прошлого.
А со стороны «братских славянских народов» второй десяток лет идёт отменный гай.
Собака лает – караван идёт, да, но этот лай немного из другой серии. Он в книгах, Интернете, общественных дискуссиях. Причём поскольку последним аргументом в спорах с идиотом чаще всего становится «сам козёл, получи в рыло!», никакого конструктива тут получиться не может. Впрочем, откуда взяться конструктивному мышлению у людей, которые способны назвать ближнего своего «существом» и попереть его с работы лишь за то, что тот слушает музыку на иностранном языке? Читайте, «наслаждайтесь»: www.regnum.ru/news/polit/1545779.html Это опять-таки к вопросу о величии и самобытности, воспеваемой националистами Восточной Европы. Они языка боятся! По такой логике любой иностранный язык можно объявить угрозой государственности, переводчиков расстрелять, в школах иностранный не преподавать, а общение с соседними державами прекратить («был у нас толмач…», ага).
Позвольте вам кое-что пояснить, дорогие мои ревнители национального колорита, прослеживающие свою чистокровную родословную до времён Всемирного потопа и готовые, как в том анекдоте, попросить золотую рыбку выбить один глаз, если только русский сосед лишится обоих. С культурами всё точно так же как и с людьми. Богатая традиция любого народа в её лучших проявлениях всегда будет интересна как самому этому народу, так и всему миру. Для этого – вот, блин, как получилось! – не нужно никаких искусственных предпосылок. Созданное этой культурой становится достоянием не только местным, это сокровище всей планеты Земля. Есть такая структура, ЮНЕСКО называется, как раз по данному вопросу работает; отвлекитесь от кляуз в ООН и плевания ядовитой слюной, почитайте, полюбопытствуйте.
И самое главное: такая культура не способна погибнуть, потому что она сильна именно своей гибкостью и толерантностью. Те же, кто пытаются въехать в райские кущи, поливая соседа отборным говном, в итоге огребают сами. Такая вот природная справедливость и не было ещё случая, чтобы она не сработала.

@настроение: Размышляя о маразме

02:10 

«Служишь? А кому?»

Главное - не научиться читать. Гораздо важнее научиться сомневаться в прочитанном (с)
Бурление мнений и скандал как-то приутихли, и это, наверное, лучше всего доказывает: лента настолько отвратительно сделана, что и обсуждать её не очень хочется. Но «страна должна знать своих героев», а поскольку в этот раз моей ролью, по просьбе друзей, была роль первопроходца – «глянь, стоит ли его вообще смотреть» – почему не сберечь и ваше время, уважаемые читатели?
Говорю «лента» именно потому, что это вообще не фильм. Ну, все ведь когда-нибудь хоть раз снимали много одинаковых кадров на плёнку фотоаппарата, так? И потом заказывали напечатать 3-5 кадров, потому что остальные никуда не годились? Вот здесь примерно то же самое. Из всего происходящего на экране невозможно наскрести и четверти часа вменяемого сюжета.
С какой меркой ни подходи – всё одно получается сикось-накось. Взять хотя бы сам факт того, что немецкий десант, за каким-то бельмесом высаженный у одного из лагерей на севере страны, обладает документами, подробно освещающими план по блокированию и захвату Мурманска. Ну, видимо, десантом командовал кто-то из ставки Гитлера. Или ещё лёгонькая нестыковочка: в лагере в разговорах проскальзывает, что Рокоссовского выпустили, и практически следом где-то под Мурманском высаживается тот самый десант. Война с Германией началась 22 июня 1941 года. Константин Рокоссовский был освобождён из-под ареста и реабилитирован 22 марта 1940 года.
Итог первый: лента, претендующая на статус военно-исторической драмы, к истории ровным счётом никакого отношения не имеет.
Дальше идёт то, что в наших краях по-простому называется брехологией. Я не верю, что мы должны пасть на колени и каяться, посыпая голову пеплом и вопя: о, Советский Союз был адом на земле и никак иначе! Ни одна эпоха не была только чёрной или белой – это во сне есть волшебные страны, где «пони едят радугу и какают бабочками». Любой исторический период в любой стране имел или имеет свои положительные и отрицательные стороны. Это называется жизнь во всём её разнообразии. Здесь же мы видим однозначно «плохих» – НКВД во главе с Берией (немцы так вообще не при делах, топчутся где-то на заднем плане); и однозначно «хороших» – уголовников и политзаключённых, которые одного-единственного предателя из своих рядов, пытавшегося переметнуться к немцам, и того прикончили сразу же.
Могли ли быть факты бегства бойцов НКВД с поля боя? Могли. Но здесь это не трусость, не взыгравший инстинкт самосохранения и не холодный расчёт – НКВДшники уходят из лагеря потому, что они «плохие». Дело автора, конечно… Только вот до тошноты горько видеть подобное выливание грязи на структуру, люди в которой были самые разные. Погранвойска НКВД первыми приняли бой на границах СССР. Мой родной Воронеж в июле 1942 года обороняли четыре полка НКВД да 232-я стрелковая дивизия сибиряков. Эти люди погибли там, где сейчас построены мирные микрорайоны. В лесу, где устраивают пикники и через который дачники ходят купаться на реку, до сих пор всюду остатки блиндажей и окопов, и паутина ржавой «колючки», развёрнутая в сторону Дона – туда, откуда наступали форсировавшие реку немецкие части. А теперь лента рассказывает мне о том, что каждый рядовой или офицер НКВД, от лейтенанта в лагере до прибывшего руководить ликвидацией генерала, умел только орать и убивать беззащитных и, разумеется, ни в чём не повинных – даже геройских – людей.
Итог второй: целью этой ленты было выливание тонн говна на всё советское, и это создателям удалось сверх меры.
Зато другая сторона – прямо те самые пони. Он: герой Испанской войны, литератор, «орденоносец» (характеристика из ленты). Словом, прямо русский Рэмбо, скрещенный с Терминатором, причём идеологически стоек и предан делу партии. Она: звезда сцены и экрана, королева богемы и предмет воздыханий самого Берии. Тоже идеологически стойка, Берию посылает лесом, за что и попадает в лагеря. Тут ни капли поведение не меняет, охране хамит, дисциплину нарушает, смолит, как паровоз, но при этом – ну а как иначе, она же звезда! – её даже пальцем тронуть не смеют. Два, ровно два раза посылает режиссёр суровые кары на героиню, и обе они (а как вы догадались?) от злого главы НКВД Берии. Первая кара – лагерь, вторая – пуля в лоб. Причём в этой близкой к финалу сцене мне уже под общим впечатлением от ленты невольно подумалось: «Наконец-то, допрыгалась».
Актёры не играют, и даже не переигрывают, как отмечают некоторые рецензии. Они тупо присутствуют в кадре. Появляется шкаф-Аверин, исчезает – что с ним, что без него, один хрен. Если на то пошло, то некоторые потуги показать разношёрстное общество «политических» выглядят более впечатляющими. Тут вам и бывший чекист-прибалт, и какой-то демократ, и явно соратник Бакинских комиссаров, и бывший комдив, и вообще «прочия достойныя лица». Ходят табунком за лидером, которого им назначил режиссёр.
Ничего хорошего, даже при всём моём уважении, не могу сказать и об игре Гришаевой. Нет её, игры, и характера нет, а уж чтение стихов – это вообще дрянь ниже плинтуса. Никогда не думал, что увижу с экрана нечто настолько бездарное. Есть актёры, которые не умеют петь, ну вот не дано человеку. Гришаевой (судя по данной ленте) не дано читать стихи; хотя следом пение у неё получается на порядок лучше. Правда, и с пением не всё гладко: есть там эпизод из разряда «маразм крепчал», когда сборный оркестр под руководством барабанщика-еврея выступает прямо под пулями во время разворачивающейся в лагере перестрелки с немцами. Что хотели сказать этой непередаваемо бредовой сценой создатели – остаётся загадкой.
Единственным живым и (как ни странно это прозвучит по отношению к такому персонажу) даже где-то интересным героем ленты оказался глава «блатных» Одесса, которого сыграл – именно сыграл, вдохнул искру сознания и провёл от первого кадра до последнего – Юрий Ицков. Несмотря на некоторые бредовые реплики, вложенные в уста его персонажа сценарием, Ицков сумел показать характер. Причём характер этот имеет уже своего рода традицию в отечественном кинематографе. Взять хотя бы героя Панкратова-Чёрного в фильме «Перед рассветом» или персонажа Панина в «Последнем бронепоезде».
Здесь можно перефразировать заданный ранее вопрос: могли ли быть среди уголовников те, кто сознательно, тем или иным способом, воевал против немцев? Могли. Только не в количестве целого лагеря и уж определённо не настолько «прокачанные», чтобы голыми руками справиться с профессиональными военными, коими являлись забрасываемые на территорию противника немецкие десантно-диверсионные подразделения.
Итог третий: смотреть ленту не получается даже ради игры одного актёра. В Интернете рецензии хвалят Гришаеву, некоторые опасливо поощряют игру Аверина. Но любой фильм делает вся команда актёров. Здесь команды не получилось, фильма, как следствие, тоже, а разброд, который царит в кадре, позволителен максимум мелькнувшим в эпизодах статистам, но никак не актёрам первого плана.
В Советском Союзе «плохими» были белогвардейцы. Потом ругали «культ личности». Потом крыли «застой». Потом обливали грязью страшный СССР, лишивший свободы и самостоятельности множество народов. Теперь массово пошли сериалы и фильмы на тему советской эпохи разных лет, в которых простые граждане преодолевают многочисленные трудности, беды и угнетения режима. И, наконец, наглые ручки потянулись к Великой Отечественной…
А теперь стоп. Пусть засранцы, решившие, что пришла пора по-новому взглянуть на тему той войны, подотрутся своими новаторскими взглядами и политической конъюнктурой. Можно бесконечно долго спорить о фактах и свидетельствах, анализировать отдельные события с разных точек зрения, предлагаемых исторической наукой. Но при этом единственное остаётся и должно оставаться неизменным: люди Советского Союза смогли сделать то, что до них в течение четырёх лет не осилила ни одна другая страна мира. Они остановили, повернули вспять и, в конце концов, уничтожили одну из самых страшных угроз XX столетия. Угроз всему человечеству. Я далеко не уверен, что нынешние их потомки – включая меня самого – способны на нечто подобное. И уж тем более не создатели подобных лент.

@настроение: Лента "Служу Советскому Союзу!"

01:55 

«Happy postcrossing!»

Главное - не научиться читать. Гораздо важнее научиться сомневаться в прочитанном (с)
Сегодня у меня юбилей: добралась 50-я открытка. 50 открыток за полгода – неплохой результат, хотя и не самый впечатляющий из тех, что мне доводилось видеть на сайте посткроссинга (но здесь уже, как водится, превратности почтовой службы).
Вообще это увлечение появилось в моей жизни совершенно случайно. Помнится, перед новогодними праздниками я в очередной раз решил приобрести в «Лабиринте» кое-какие из давно отложенных книг и, путешествуя по разделам, наткнулся на наборы открыток. Если не ошибаюсь, это были работы Виктории Кирдий – во всяком случае, как раз они стали моими первыми открытками, купленными специально для посткроссинга. Но это чуть позже.
А тогда, разглядывая забавных зверей, нарисованных в тёплых солнечных тонах, я вспомнил о рассказах silent-gluk о посткроссинге. Мне стало любопытно, и полночи я просидел, просматривая всяческие статьи (как нынче водится, большей частью перекопированные с одного ресурса на другой), тематические форумы и блоги. После этого желание поучаствовать в посткроссинге окрепло и приобрело более-менее ясный план. Окончательно «добил» меня визит 31 декабря на Главпочтамт – нужно было срочно отправить посылку. Мне всегда нравилось бывать здесь, но теперь, подкреплённый знаниями о марках, конвертах первого дня, открытках и штемпелях, я более внимательно отнёсся к местным витринам.
В первых же рабочих числах января у меня уже была целая пачка марок (под тихие, но полные ужаса возгласы друзей, с которыми мы заскочили на почту по пути в один неплохой кабачок; и предположения, что проще было потраченные на марки деньги пропить). 15 января – дата точная, потому что она так и осталась в моём профиле на сайте посткроссинга – до меня, наконец, добрались заказанные открытки. И понеслось…
На самом деле посткроссинг действительно полезнейшее занятие. В первую очередь через пару месяцев я почувствовал, как мой основательно «заржавевший» английский начал снова приходить в более или менее рабочее состояние. Во всяком случае, составить на открытку небольшое послание, чем дальше, тем чаще удавалось без помощи электронных переводчиков, подсказывавших мне забытые слова.
Разумеется, всё стало ещё интереснее тогда, когда и мне в ответ начали приходить открытки. Первая была из Голландии, вторая из Тайваня, третья – с Филиппин. Азарт захватывал, я уже знал адреса Интернет-магазинов открыток, начал разбираться в выпускаемых «Русмаркой» сериях и в один прекрасный вечер все старые конверты, найденные в доме, были пущены на отклеивание с них гашеных марок. Для посткроссерского альбома (между открытками оставалось много свободного места и хотелось его чем-то заполнить).
Сейчас на моём счету 50 отправленных и 41 полученная. Если следовать системе посткроссинга, то в настоящее время по миру ко мне путешествуют ещё 9 открыток. Они могут быть из любой точки планеты (хотя среди самых «везучих» для меня стран вполне себе недальнее зарубежье – Украина, Беларусь, Польша, да ещё Голландия). Несколько раз были «прямые» обмены с посткроссерами, когда открытки пересылаются вне «официальных» выдач адресов системой. Так у меня оказались несколько красивейших открыток с нарисованными, как на старинных миниатюрах, видами Китая, и изумительная трёхмерная открытка с красавицей-испанкой. Да и моё увлечение рекламными календариками тоже получило продолжение: из Португалии в конверте прибыл календарик морского ресторанчика с забавным крабом, несколько раз коллекцию пополняли отзывчивые посткроссеры из России. А из Голландии однажды прислали маленькие башмачки-кломпы.
Статистика прошедшего июня показала равный результат: 12 моих открыток добрались до адресатов, ещё 12 получил я сам. Надеюсь, июль будет не менее интересным.
А пока подыскиваю себе почтовый ящик на калитку. Настоящий почтовый ящик, в который можно будет заглядывать по утрам, и обнаруживать весточки со всех концов Земли.

@настроение: Подписывая открытки

04:22 

«Беспокойные сны»

Главное - не научиться читать. Гораздо важнее научиться сомневаться в прочитанном (с)
Возможно, одно из лучших мгновений, какие только случаются в жизни – это пробуждение рядом с любимой девушкой. Когда прислушиваешься к её дыханию и тихо лежишь рядом, чтобы не разбудить. На самом деле, такое мгновение случается лишь один-единственный раз в жизни, или не случается вовсе, кому как повезёт. Все остальные мгновения уже только отражения первого.
Ночью город спрятан в туманы, как какой-нибудь наполовину вымышленный образ Лондона. В такие часы хочется выбраться из дому и неспешно шагать по улицам, где каждый думает, что природа создала эту мимолётную красоту лишь для него одного – ведь других зрителей не видно и почти не слышно. В воздухе плывёт тонкий запах угля: кто-то топит печку, согревая отсыревший дом. Изредка вдалеке глохнет отдалённый собачий лай. И снова – туман, в размытых пятнах фонарей, в смутных силуэтах домов, и до странности светлый, словно на город опустились собственные белые ночи. Пахнет водой, сырой землёй, сырым деревом, и, кажется, чувствуешь, как просыпается от зимы всё вокруг. На прогретых солнцем кусочках сада уже появилась первая зелёная травка, и это тоже маленькое чудо.
Я брожу по саду, прислушиваясь, ловя запахи – и думая. О том, что мечта выбраться из дому и неспешно шагать по улицам так и остаётся мечтой. О том, что туманные пятна фонарей и силуэты домов, эту картину, нарисованную великим художником неведомыми красками – не с кем разделить. О том, что, полагаясь на удачу, я точно знаю лишь одну область, в которой она никогда не соглашалась помочь мне, потому что в моём случае удача и любовь – вещи несовместимые.
Возможно, одно из лучших мгновений, какие только случаются в жизни – это пробуждение рядом с любимой девушкой. Но оно становится таким лишь тогда, когда к нему долго неспешно идёшь по спрятанным в туманы улицам ночного города. Прогулка, которую невозможно совершить в одиночестве, и которая всегда остаётся только мечтой.

@настроение: Наедине с собой

01:38 

«Красавчик Альфи»

Главное - не научиться читать. Гораздо важнее научиться сомневаться в прочитанном (с)
Без-обязательств-совершенно-свободен-и-ТОТАЛЬНО-одинок. Посыл вроде бы верный, но в качестве даже относительной истины какой-то наивный. Режиссёр последовательно пропускает своего героя через максимум возможных стадий падения, Альфи теряет всё – и это должно выглядеть наказанием за легкомысленность той жизни, которую он вёл.
Выглядит ли?
Действительно, в конце устроенным оказался каждый персонаж, только не Альфи. Но хоть кто-нибудь из них счастлив? Богатый муж всё так же погружён в свою работу, а жена одиноко бродит вечерами по городу. Юная мамочка-одиночка находит нового ухажёра, но нигде не сказано, что они собираются пожениться – так не получится ли из него второй Альфи? Темнокожая пара остаётся вместе, но для них каждая минута рядом с ребёнком-полукровкой мучение (тем более что парень, как сказано прямым текстом, ПОКА остался; пока – не значит всегда). Изрядно постаревшая бизнес-леди ищёт всё более молодых любовников, потому что рядом с ними ей легче обманывать себя в вопросе «свет мой, зеркальце, скажи…».
Это если не брать в расчёт мужских персонажей фильма. Брошенного владельца автопроката, преданного друга, овдовевшего старика, который так и не свозил жену на Гавайи. Фильм о тотальном одиночестве для всех, потому что от картины в целом остаётся то ощущение, которое Альфи описывает в связи с Рождеством: нет праздника более тягостного, когда не с кем его разделить. Но беда в том, что одинокой для каждого из персонажей оказывается вся их жизнь, которую точно так же не с кем разделить…
Даже порыв совместного проживания с любительницей марихуаны и выпивки не нарушает общей схемы. Вообще эта линия сюжета лишь подтверждает общий итог: ни одни отношения не существуют вечно. «Типа-я-это-всё-уже-видел-вот-такое-ощущение», да.
В итоге в сухом остатке получаем лишь тот факт, что Альфи на самом деле повезло больше других. Он не изменится, какое там, но именно в этом его главный козырь. Да ему и ни к чему такие перемены – ведь единственная настоящая потеря во всей этой череде отношений это потеря друга. Невольно вспоминаются ранние романы Ремарка… Вера только в дружбу, табак, хлеб и выпивку. Хорошая иллюстрация к современному миру.
На закуску: Джуд Лоу талантлив, и как я ни опасался, я не заметил в Альфи ни тени Ватсона. Образ создан кропотливо, оттенки улыбки передают настроение, ну а некоторая поверхностность поступков – тоже своего рода метка эпохи. И встречи, и расставания теперь происходят на ходу. Это только лет в семнадцать веришь в те мелодрамы, что заканчиваются сказочным счастьем; после начинаешь понимать, что как раз такое вот вытрезвление мозгов куда правдивее.
C’est la vie.

@настроение: После просмотра

12:42 

«8-3-12»

Главное - не научиться читать. Гораздо важнее научиться сомневаться в прочитанном (с)
- Скучная у меня жизнь. Я охочусь за курами, а люди охотятся за мною. Все куры одинаковы, и люди все одинаковы. И живется мне скучновато. Но если ты меня приручишь, моя жизнь словно солнцем озарится. Твои шаги я стану различать среди тысяч других. Заслышав людские шаги, я всегда убегаю и прячусь. Но твоя походка позовет меня, точно музыка, и я выйду из своего убежища. И потом - смотри! Видишь, вон там, в полях, зреет пшеница? Я не ем хлеба. Колосья мне не нужны. Пшеничные поля ни о чем мне не говорят. И это грустно! Но у тебя золотые волосы. И как чудесно будет, когда ты меня приручишь! Золотая пшеница станет напоминать мне тебя. И я полюблю шелест колосьев на ветру...
Лис замолчал и долго смотрел на Маленького принца. Потом сказал:
- Пожалуйста... приручи меня!

А. де Сент-Экзюпери «Маленький принц»


Для кого-то день в начале марта – один из тысяч других дней. Для кого-то он «приручен» и стал особенным. Для одних эта дата ни о чём ни говорит. Для других – напоминает об очень многом.
На самом деле, не бывает правильных или неправильных, хороших или плохих путей – есть лишь те, с которыми человек ошибается в своём выборе. Пусть эта весна дарит вам, милые леди, тёплое счастье, солнечную радость, расцветающую любовь… И пусть хотя бы этой весной для вас не случится ни одной ошибки.
С праздником! :)

@настроение: :red:

03:24 

«Апофеоз идиотизма»

Главное - не научиться читать. Гораздо важнее научиться сомневаться в прочитанном (с)
Даже комментировать это не могу. Первой мыслью было, что пора бы спать пойти - три часа ночи, всякое начинает мерещиться. Перечитываю - не, не померещилось.
Читайте и "наслаждайтесь" :alles:
Публикация "Рамблер":
news.rambler.ru/12518269/
Оригинал "Коммерсантъ":
www.kommersant.ru/doc-rm/1856716
Нет, ребята, похоже, что эта страна хорошо жить не будет никогда... :rolleyes:

@настроение: Офигевающее

18:49 

«Драконьей лапой»

Главное - не научиться читать. Гораздо важнее научиться сомневаться в прочитанном (с)
С наступающим, а для кого-то – уже наступившим Новым годом :)
Загадывайте желания, шлите друг другу поздравительные смс-ки, дарите улыбки, счастье, удачу, здоровье, любовь) Праздник это не что-то официальное, праздник – это когда на душе спокойно и тепло от близости дорогих тебе людей и от того, что у них всё в порядке. Для праздников на самом деле не нужны никакие календари и официальные даты, праздником может быть обычный вечер, когда после работы возвращаешься домой и целуешь любимую девушку, слышишь голосок: «Папа!» и топот маленьких ног в комнате, видишь родителей и себя в их глазах тем мальчишкой-дошкольником, который с увлечением перелистывал книжку со сказками под огромной живой ёлкой, занявшей половину гостиной.
Дарите тепло. Как бы ни штормило этот маленький мир, единственное, что нельзя отнять у каждого человека – это способность дарить тепло, крохотные частички добра, может быть, незаметные по отдельности, но на самом деле освещающие жизнь того, кому они подарены.
С праздником вас :)

@настроение: Поздравительное

14:59 

«Обращение»

Главное - не научиться читать. Гораздо важнее научиться сомневаться в прочитанном (с)
Знаю, что начинать разговор после длительного молчания с просьбы будет не слишком изящно и даже, может быть, странно – но в данном случае действительно не помешает что-нибудь вроде «дайри-магии». Достаточно всего лишь пройти по каждой из ссылок и жмякнуть на синий рисунок следа под текстом. Голосовать один человек может один раз в день за КАЖДУЮ заявку. То есть до окончания голосования (16 декабря) это по 16 голосов на каждую из трёх заявок, если потратить в день всего две-три секунды на переход по ссылке. Моя самая горячая благодарность всем за помощь и вдвойне спасибо тем, кто сможет подключить к процессу своих знакомых :)
Собственно ссылки:
www.teletravel.tv/view_dream_travel.php?id=93
www.teletravel.tv/view_dream_travel.php?id=92
www.teletravel.tv/view_dream_travel.php?id=91
В остальном «вестями с полей» поделюсь в ближайшее время. Дневник явно залежался без записей и основательно зарос пылью, но я постараюсь эту пыль стряхнуть. В моих блокнотах и записных книжках немало набросков, требующих, чтобы их «довели до ума» и представили публике, есть и новые «Истории из переулков», а если порыться – может быть, найдутся даже стихи (хотя в последнем я далеко не уверен).
Итак, пока что мечтаем о путешествиях – и до скорой встречи.

@настроение: Спокойное

01:12 

«Памяти лучшего лейтенанта»

Главное - не научиться читать. Гораздо важнее научиться сомневаться в прочитанном (с)
Не стало Коломбо, маленького лейтенанта в потрёпанном плаще, с манерами простачка и проницательностью гения. Теперь он будет жить только на экране, а где-то в мире опустело одно из многих подобных мест на Земле – место человека.
«Жил, творил, награждён…» – это говорят едва ли не про всех (а то и про всех) деятелей искусства. Дежурно и как-то одинаково, хотя каждый уходящий не похож на других. Да, Питер Фальк для многих останется в памяти как Коломбо, потому что эту его роль у нас запомнили больше. А для кого-то, в том числе и меня, он всегда будет Максом, неподражаемым помощником профессора Фэйта из «Больших гонок». Их дуэт с Джеком Леммоном запоминается как самое яркое, что только есть в этом замечательном фильме – а там ведь есть едва ли не всё, что можно пожелать, от ковбоев Дикого Запада до пурги в Арктике.
Первым ушёл Леммон. Теперь не стало Фалька. Уже никто не позовёт: «Гдеее тыыы, Макс?!» и никто не откликнется: «Профэссор, я здесь!» Но остаётся то, что они успели создать при жизни – их роли. Остаётся наследие талантливого Актёра. И становится теплее при мысли, что даже ушедшие, они всё равно в чём-то живы, потому что всякий раз, когда на экране бегут первые кадры их фильмов, словно под действием лучшего в мире лекарства растворяются и исчезают разочарование, скука, хандра и отчаяние.
Не потому ли актёров принято провожать в последний путь громом аплодисментов?

@настроение: Памяти Питера Фалька

04:32 

«Я не волшебник и даже не учусь»

Главное - не научиться читать. Гораздо важнее научиться сомневаться в прочитанном (с)
После недели работы в родном университете (кто сейчас подумал, что меня туда взяли – крупно ошибся, явление временное) вдруг понял, откуда Роулинг брала идеи для своего «Гарри Поттера». Конечно же, сказались британские традиции литературной сказки, фольклор, легенды, мифология и т.п., но нужно признать, что у автора есть ещё и богатая фантазия, которая помогает видеть мир в несколько ином ракурсе. Мне тут довелось заглянуть. Позабавило.
У нас ведь тоже Хогвартс. Ну и что, что без крылатых вепрей на входе – зато там дежурит великолепный образчик гоблина. С добродушной усмешкой, кустистыми бровями и явно не подходящей кепкой охранника, вместо которой так и хочется выдать бархатный берет с пером. Да, в коридорах не стоят рыцарские доспехи, но турникетное лязганье металла вполне сойдёт за безмолвных, но надёжных стражей.
У нас не летают записки, как в Министерстве магии, и совы, в общем-то, тоже. Но зато с этажа на этаж порхают e-mail'ы и бегают, как домовые эльфы, вечно спешащие лаборанты. Они, кстати, «эльфистее» некуда: на все руки мастера, от выращивания цветов до приготовления кофе-брейка.
У нас не преподают заклинания или зелья, но от этого некоторые предметы не становятся менее интересными. Хотя есть и такие, что вгоняют в ступор не хуже аббревиатур ЖАБА или СОВ. Как вам КСЕ? ОИВТ? ОТДЖ? Прелесть, верно? Гуманитарии при буквах «К-С-Е» закатывают глаза и дружно стонут почище любой Воющей Хижины. Страшнее предмета в субботу в восемь утра просто не придумать. Физики тут же возражают, что придумать, и начинают перечислять всех своих злых волшебников от Сопромата до Матана…
У нас нет Дамблдора, зато я своими глазами натурального Грюма, Макгонагалл и уменьшенную копию Хагрида, который в качестве часов в жилетном кармане носит будильник. Советский. С чашечками. А давеча Макгонагалл очень неодобрительно косилась на Грюма за его привычку курить на ходу в коридорах и рассказывать студентам анекдоты, половина из которых сальные, а другая – политические.
У нас нет магии, увы. Но это к лучшему, потому что воображение человеческое начинает работать как шестерёнки на повышенной скорости, выдавая совершенно невероятные вещи. Мы изобрели, изобретаем и ещё изобретём столько во всех пластах – от суровой практики до отвлечённой философии – что диву даёшься.
Да, у нас нет магии. Но мир от этого не становится скучнее, если умеешь видеть в нём всякий раз что-то новое. А на днях, проезжая в автобусе, я лично отыскал место, где мог бы быть вход в какое-нибудь подразделение чародейского мира: между двух окон на стене висит золотая вывеска с витиеватыми чёрными буквами в таком же витиеватом рисунке, стилизованном под старинную рамку: «Салон Сильвии», и более ничего, ни пояснений, ни стрелок-указателей, ни времени работы. Хотя в обозримом пространстве никакого салона и в помине нет.

@настроение: Пересматривая трёх последних "Гарри Поттеров"

14:57 

«Эти рукописи горят»

Главное - не научиться читать. Гораздо важнее научиться сомневаться в прочитанном (с)
От бумаги красивый пепел: серый, белый. А если поворошить ещё не до конца прогоревший костерок, то вверх взлетают и парят эти серо-белые хлопья. Снизу – бумажный пепел, сверху – цветы вишни и над всем этим, забивая запах и вишни, и костра – цветущая сирень.
Прямо как в той песне: «А в комнатах с утра до ночи пахнет вишней…» Только у меня пахло сиренью, но теперь уже и сирень отцвела, и на улице пахнет разогретой землёй, солнцем, которое подсушивает свежую весеннюю зелень, травами. На улице пахнет летом. И немножко бензином большого города.
Есть такие вещи, которые нужно сжигать самому, даже если со стороны это мелкие клочки исписанной и разрисованной бумаги. Разноцветные обрывки прошлого – там мелькнёт половинка почтовой марки, здесь – угол старой открытки. Школьные и сразу послешкольные воспоминания, немного недавнего прошлого, чуть студенческих лет.
Ворошу догорающий костерок и думаю, что это уже второй заход, и всё повторяется. Но теперь действительно последний, потому что у меня остались лишь те воспоминания, которые мне дороги не зависимо от происходящего в моей жизни. А всё, о чём не хотелось больше вспоминать – в огонь. Эти рукописи горят.

@настроение: Впадение в маразм?

03:00 

«Один день солнца»

Главное - не научиться читать. Гораздо важнее научиться сомневаться в прочитанном (с)
Это такое удивительное ощущение: просыпаешься ранним утром, когда в доме ещё тишина и близкими досматриваются самые сладкие сны перед пробуждением. Тихонько пробираешься в столовую, сам пока полусонный и взъерошенный. Ставишь чайник, который скоро начинает ворчать ровным, чуть шипящим, монотонным рокотом – и садишься за стол. У меня два окна, одно оказывается по левую руку, другое – прямо передо мной. В первом видно крышу навеса, соседский двор, окно соседской кухни, гаражи, ещё один дом, а потом пейзаж словно обрывается вниз и далек-далеко ползут по горам нашей старой слободы маленькие домики. Склоны холмов покрыты крышами, садами и узкими улочками.
В другом окне – двор, деревья, рабочий навес у забора, а за забором – поднимающийся вверх крутой склон пустыря. За пустырём (так, что видно мне только трубу котельной) – старый брошенный завод, в котором сегодня помещаются всяческие мелкие фирмы. А по склону, как в левом окне дома, взбираются деревья. Пока ещё без листвы, но уже ожившие от зимней спячки, уже и шумящие на ветру по-другому, не так, как в зимнюю стужу. И между деревьями расползается, разливается море зелёных росточков – травы, каких-то цветов, чистотела, вьюнка, крапивы и прочего. Пока эти росточки все одинаковые, мелкие, как идеально ровно подстриженная лужайка, и что из них вырастет, видно будет лишь летом. Но они уже есть.
Есть эта зелень, это ощущение тепла, и этот особый, по-весеннему пахнущий воздух. Даже в городе, где запах весны неспособны заглушить ни пыль, ни бензин. На стройке в соседнем квартале, там, где начинаются высотки, шумят рабочие. Если пересесть на противоположную сторону стола, спиной ко двору, саду, забору и пустырю, то первое окно окажется по правую руку, и будет видно огромный скелет дома: он уже дошёл до двадцатых этажей и всё ещё растёт. Внизу два или три этажа даже заложены кирпичом, но верхние пока – просто бетонные столбы и перекрытия. И сквозь них потоком горячего тёплого красного света бьёт восходящее солнце. Интересно, те, кто купят однажды квартиры в дальнем крыле, будут ли знать, покупая, что приобретают право каждый день видеть удивительно красивый рассвет? Или что в окна угловых квартир целыми днями будет светить солнце?
Именно так оно проходит и по моему дому: рассвет вливается в окна спальни, потом перебирается в зал, во второй половине дня солнце отдыхает в столовой и, случается, обедает вместе со мной – а на закате заглядывает ко мне в кабинет. Тогда хочется оставить работу, выйти на улицу и топать вперёд, куда глаза глядят, лучше – вслед за заходящим солнцем, глядя на подсвеченные им розоватые облачка, на блестящие в последних лучах окна домов на вершинах холмов, тогда как в низинах уже начинает разливаться вечерний сероватый сумрак.
В такие часы я очень люблю возвращаться домой откуда-нибудь после долгого дня, и очень медленно проходя последнюю горку, порой останавливаться, глядя на закатное небо. Иногда ловлю себя на мысли о том, до чего жалко, что нет с собой фотоаппарата, потому что ни эти рассветы, ни эти закаты никогда не повторяются. В моей памяти их целая коллекция, несчётное множество, но мне всё кажется мало.
И пока садится солнце, вместе с замершими на небе клочками облаков замирает душа. И приходит невероятное спокойствие, словно кто-то большой и добрый шепнул: «Не терзайся. Всё сладится».

@настроение: Городская зарисовка

15:47 

«Господа все в Париже!» (с)

Главное - не научиться читать. Гораздо важнее научиться сомневаться в прочитанном (с)
news.rambler.ru/8884134/
Дивная страна… Чудны дела твои, Господи…
Я в диком восторге от того цирка, который у нас творится – причём, чем дальше, тем «чудесатее и чудесатее». Такое ощущение, что кто-то неправильно прослушал знаменитую песенку капитана Врунгеля «Как вы яхту назовёте…», и, считая себя умнее всех на свете, пытается игрой слов сдвинуть с места наше дырявое корыто. В корыто льёт изо всех щелей, и чем сильнее толкают, тем глубже погружается эта посудина в болото. А то ещё и назад попятится, с неё станется.
Удивляют совпадения по времени. Вот буквально только что на Манежной площади в Москве (и ещё на десятках «манежных» в регионах) были выступления, и штормило он-лайн и офф-лайн от тех матюков, которыми от души обкладывали власть. Причём произносилось и писалось это всё народом, который, согласно главному закону любого государства, вроде как и решает (ой ли?), кому эту самую власть доверять.
И тут же практически – взрыв в Домодедово, а следом – «необходимые меры», и всё такое. И тут же – новый закон, эдакая шутка-самосмешка. И федеральные СМИ в большинстве своём дружно поют дифирамбы о том, как «всё хорошо, прекрасная маркиза!» Мол, вот только правильных слов нам не хватало, а там уж заживём!
Хлеб буханка под двадцатник подбирается, килограмм гречки уже перевалил за шестьдесят (цены местные, говорят, каким-то регионам приходится ещё хуже) – а ведь кто-то в конце лета бил себя левой пяткой в правую грудь и клялся сдерживать рост цен? Ибо люди не виноваты в засухе и неурожаях, аха.
Теперь вот ещё капельку дёгтя в уже полупустую бочку из-под мёда.
«Йа, йа, майн херр генераль! Партизанен в тот дом! Битте!»
Тьфу ты, мерзость какая. Не немецкий язык, разумеется.

@настроение: Последние известия

03:17 

«Праздничное»

Главное - не научиться читать. Гораздо важнее научиться сомневаться в прочитанном (с)
Я вспомнил сегодня, как плачут
Весенние тучи в светлеющем небе,
И ветер-бродяга играет на створках раскрытых окна.
Потрёпанный кот, зябко ёжась,
Ступает по лужам апреля,
А в воздухе пахнет знакомо… Так пахнет весна.
Дрожит подогретый,
Как будто танцующий воздух.
Деревья тихонько шумят, сбросив дрёму зимы –
А я словно вмёрз, околдован
Последним морозом.
И кажется – всё не со мною. Мираж. Или сны…
Ну что ж, если сны. Пусть побудут,
Побудут подольше.
Зима ведь была очень долгой… И полной тоски.
Но если возможно – я б выбрал
Проснуться попозже,
От губ твоих тёплых… И мягких касаний руки…

Пусть каждая из вас, милые леди, встретит в своей жизни человека, для которого самым лучшим праздником на свете будут ваша улыбка и ваше счастье. Пусть этот праздник он захочет устраивать каждый день, а не в одну лишь определённую дату. И главное: пусть вам не доведётся ошибиться и пропустить такого человека, ибо это одна из самых печальных ошибок.

@настроение: Поздравительное

18:33 

«Заметки на полях»

Главное - не научиться читать. Гораздо важнее научиться сомневаться в прочитанном (с)
Год повернул к весне, теперь уж это определённо. Третьего числа ещё только запахло настоящим теплом, сегодня пока что держится добротный морозец, но солнце уже сияет совсем по-другому, и небо стало иного цвета – такой бывает только по весне.
Даже как-то тянет из дома, бродить по городу и просто ощущать, как всё вокруг просыпается, в буквальном и переносном смысле. Вот только такие прогулки не предполагают одиночества, а альтернатив у меня, увы, нет. Поэтому я остаюсь дома и занимаюсь работой, какими-то накопившимися делами, всяческой мелочью – и щурюсь на солнышко, заглядывающее в окно на закате.
А ещё слушаю вот такую музыку. На мой взгляд, очень хорошую и нужную. В нашей стране – так и сейчас, и вот уже двадцать лет как хорошую и нужную.




@настроение: No comments

14:11 

«Мороз и солнце; день чудесный!»

Главное - не научиться читать. Гораздо важнее научиться сомневаться в прочитанном (с)
Всё как у Александра Сергеевича: на голубом небе сияет солнце, морозец сковал недавнюю сырость и слякоть, так что в такую вот погоду и надо гулять – ноги не промочишь, а, замёрзнув, всегда можно отогреться.
Впрочем, я о другом. Итогов года подводить, пожалуй, не буду… Был и был. Год прошёл, хорошо, что он прошёл и, пожалуй, также хорошо, что он случился именно таким. Определённо, о самом себе за 365 дней узнал много нового. Об окружающих и не совсем окружающих меня людях – тоже. Надеюсь, что знания эти пригодятся в будущем, а каким получится год грядущий, похоже, понять удастся только в последний день следующего декабря.
Теперь же я доволен и почти готов мурлыкать в предвкушении предстоящих каникул (конец месяца получился на редкость загруженным и суетливым, но можно порадоваться, что всё запланированное успел). Значит, можно позволить себе семь дней приятного безделья – точнее, дел только таких, какие самому хочется выполнять.
Наконец (хотя, разумеется, это самое важное): с наступающим новым годом вас, дорогие читатели! Пусть все неприятности остаются в уходящем, а будущее принесёт лишь хорошее. Удачи, здоровья, тепла и внимания близких. Всего самого доброго, чем только может порадовать новый год.
Всегда ваш,
leC.

@настроение: Пять минут из предпраздничной суеты

04:46 

«Графомания от кино»

Главное - не научиться читать. Гораздо важнее научиться сомневаться в прочитанном (с)
Ощущение, что четыре часа жизни потрачены впустую. В «Хребте России» документалистикой и историей не то, что пахнет – так, пованивает. Причём очевидно, что делалось сие творение для самого широкого потребления, и не вопрос, «пипл схавает». Даже добавки попросит.
Не считая себя специалистом по истории Урала, даже мне… нет, не удалось отыскать – сами в глаза бросились – многочисленные ляпы. Чего стоит одна только фраза в начале третьей серии: «Вот это первая русская постройка на Урале» и следом датировка: «1617 год». Интересно, с какого же конца тогда мерили первенство, если собственно колонизация Урала начинается (так, глобально придираясь) с Ермака? А ничего, что это было ещё в XVI столетии? Ну да, подумаешь, мелочи какие…
Таких «мелочей» по всем четырём сериям распихано множество. Не говоря уже о прочих минусах сего творения, как-то: совершенно «не пришей кобыле хвост» вставки про снегоступы, квадроциклы и прочие достижения для активно-экстремального отдыха; изумительно дилетантские обобщения и параллели между событиями и фактами, которые разделяют века; и т.д. и т.п.
К той же третьей серии ведущие стали восприниматься как нечто чужеродное в кадре, при появлении чего начинаешь нервно передёргивать: «Щас что-нибудь ещё скажут…» В фильме единственный громадный плюс – это виды Урала, но за виды как раз не создателей-то благодарить (или уж персонально операторско-монтажную команду, сумевших запечатлеть красоту). Но вот ведущие на фоне тех самых видов смотрятся вообще-ни-для-чего. Да, порадовали и вставки из кинематографа, потому что заинтересовали отыскать те фильмы, из которых надёрганы (за исключением «Ермака», его я уже видел и оценил много раньше). А так…
Так – вот оно как-то так. Вроде бы неплохая идея, но в совершенно невнятном исполнении. Тяп-ляп, знатоки пусть приткнутся, их всё равно немного, а публика оценит красоты видов природных и человечьих. Ну и под «ненавязчивые» комментарии, ага. Текст? Да кто ж в комментарии вслушивается!
У меня после всего этого остался только один вопрос.
Почему дураки прокладывают дороги?

@настроение: Едкое

07:59 

«Вместо послесловия»

Главное - не научиться читать. Гораздо важнее научиться сомневаться в прочитанном (с)
Сегодня как раз ровно год, так что точное время с начала можно считать установленным. Результаты? В общем-то, достигнутыми. Подведение итогов? Вот здесь я сомневаюсь: нужно ли.
В общем и целом, даже если судить просто по откликам, воскресная публицистика случалась всякая. За хорошую могу порадоваться, за скучную – от всей души извиниться, но при этом каждый из таких текстов был написан на интересующую (волнующую? хм-хм, не всегда, но интересующую – определённо) меня тему.
Да, есть пара действительно хороших дел, которые удалось сделать, благодаря этим записям. Есть примерно столько же действительно удачных, с чисто художественной точки зрения, текстов. Так что можно сказать, год был потрачен не совсем зря. Можно ли было сделать больше? Определённо, можно. Человек всегда может сделать больше, чем делает, просто причины, почему этого не происходит, у всех разные.
Итак, спасибо за внимание, уважаемые читатели. Воскресной публицистики – по крайней мере, в её регулярном, еженедельном виде – здесь уже не будет. Что будет – пока не знаю, но определённо дневник с течением времени изменяется, значит, предстаёт в каком-то новом виде. Надеюсь, что достаточно интересном.
В любом случае, я всегда был рад видеть вас на его страницах. Буду рад видеть и впредь.
Успехов в предпраздничной суете и мои поздравления с первым снегом. Теперь он, похоже, наконец, появился у многих.

@настроение: Воскресная публицистика

14:56 

«Пишите письма. Мелким почерком»

Главное - не научиться читать. Гораздо важнее научиться сомневаться в прочитанном (с)
Как-то в последнее время часто доводится сталкиваться с реальной перепиской. Точнее даже не с самими письмами, а с упоминаниями о них. Больше, конечно, в ключе нашей эпохи: «увы, мы перестали писать настоящие письма». Заметьте, никто и никогда не называет e-mail настоящим, хотя он ведь так же реален, как и бумажное письмо… Но вот именно бумажное – «настоящее», вкладывая в это слово очень широкий смысл.
Приятно получать такие письма, открытки, вообще в почтовых отправлениях есть что-то особое, эдакое маленькое ожидание чуда. Невольно приходит на ум, что с российским почтовым ведомством действительно каждое пришедшее по адресу отправление – это чудо, но что ж поделать. Впрочем, речь о другом.
Интересная штука: существуют всяческие сообщества по переписке. Судя по анкетам в них, увлекаются подобными вещами в основном ребята молодые, практически дети, 15-17 лет. Ну, хорошо, подростки, сути это сильно не меняет.
Просматриваю как-то такое сообщество – и вдруг понимаю, что некоторых людей становится реально жалко. Хотя вроде бы причин тому нет никаких. Человек просто рассказывает о себе и просит написать ему. Если он кому-то интересен.
Вот в том-то всё и дело: «если». А если нет? Жуть какая-то. Неужели так и должно быть, чтобы человек был не интересен? Да. Не должно, но есть, очень часто и очень много. И очень страшно. Люди вообще живут поодиночке, хотя и называют это «обществом».
Только представьте: в 17 лет ждать, ждать, ждать – а писем нет. НЕ-ИН-ТЕ-РЕ-СЕН. Не берусь судить с позиций профессиональных психологов, какие именно комплексы и фобии могут развиться на почве такого вот ощущения себя в мире, но просто и по-бытовому: это мрак.
Все хотят быть любимыми, хотят любить, хотят внимания и заботы. ВСЕ. Даже те, кто яростно от этого открещивается – подобные пафосные позы либо юношеский максимализм, либо взрослый идиотизм. Заметьте, я не говорю об отношениях или чём-то подобном. «Парень-девушка» и т.п.- не, не, не. Речь о просто человеческом тепле. Осознании того, что кто-то относится к тебе даже не то, чтобы неравнодушно… Просто выделяет тебя среди других людей, хотя бы нейтральным: «Да, знаю такую/такого». Осознание, что у каждого, и тебя в том числе, есть своё место в этом мире, в некоей системе межчеловеческих координат.
Не письма мы перестали писать, а сбилась эта самая глобальная система невидимых ниточек. И многие стали существовать в собственных одиноких мирках, близко ли, далеко ли, с родными или без, с любимыми или нет, но всё равно сами по себе. И всплеснуло эгоизмом: слушай, что я говорю, но мне пофиг, что говоришь ты.
А человек стал неинтересен. Неинтересен другим, неинтересен себе.
Выходит, никому не нужен?

@настроение: Воскресная публицистика

Записки профессора Мориарти

главная