01:19 

«Байки киевского пешехода. Часть 1. Невидимая граница»

Comte le Chat
Главное - не научиться читать. Гораздо важнее научиться сомневаться в прочитанном (с)
Старая яблоня с мелкими, спрятавшимися в чуть пыльной листве, яблоками. Потемневший от времени красный кирпич какой-то станционной постройки. Тишина, нарушаемая только негромкими голосами пограничников, шуршанием шагов по гравию и тяжёлым дыханием утомлённых летней жарой собак. Раннее утро, но над станцией, рельсами, застывшим поездом и людьми уже висит дымка – солнце жадно пьёт ночную росу и через час-другой выкатится на небосклон в полную силу, весёлым сияющим крепышом.

Российская таможня и погранслужба досматривают вяло, почти формально, украинские – методично и въедливо. Мысленно досадую, что не взял загранпаспорт: всё равно срок со дня на день истекал, а так была бы для коллекции и украинская виза. В вагоне работают все службы разом, проверяют документы, багаж; на выходе в тамбур в двух шагах от меня – строгая и очень красивая смуглая девушка, с чёрной косой, спускающейся из-под форменного берета до самого пояса. Девушка как девушка, но всё же есть в ней что-то смутное, едва уловимое, как летящая над осенним полем тонкая прозрачная паутинка, и при этом невыразимо притягательное.

Проверки заканчиваются на удивление быстро, и вот поезд снова мерно стучит колёсами, но уже по украинской земле. За окном точно такое же Черноземье, что и накануне вечером: домики и сады, огороды, меланхоличные коровы на лужках, снова сады, снова домики. Иногда мелькают белые мазаные хаты, какие ещё лет двадцать назад стояли в наших сёлах на Дону; в такой вот хате родились и выросли мои дед, прадед, прапрадед. На станциях к поезду устремляются перронные лоточники – с пирожками, котлетами, малосольными огурцами, мороженым, лимонадом, пивом, сигаретами и мягкими игрушками. С удовольствием берут и гривны, и рубли, цены по сравнению с Россией почти сразу падают в разы (хотя и не на всё), и происходящее вызывает невольную улыбку. У нас таких бабушек и чуть усталых, но улыбчивых женщин давно разогнали почти на всех более-менее крупных станциях, а здесь словно вернулся в детство, и поезд, как тогда, будто становится немножко волшебным, обещая удивительное путешествие.

За окном плывут пригороды Киева, ещё несколько минут – и разворачивается широкая, покрытая зелёной ряской лента Днепра, а на крутом правом берегу сверкают золотые купола Лавры, величественно проплывает «Родина-мать». Потом поезд снова ныряет в городские кварталы и вот уже Киев-Пассажирский, гул сотен голосов, тележки грузчиков, шум мини-рынка, запах овощей и фруктов, спящие у решётки сада то ли бродяги, то ли биндюжники. Помогаю попутчикам – женщине с шустрой девчушкой, оказавшейся вовсе не дочкой, а внучкой – дотащить вещи до привокзальной площади и, сориентировавшись по виденному на панорамах Яндекса, бодрым шагом устремляюсь вверх по улице Симона Петлюры. Первый перекрёсток не мой, а вот второй, у дома с балкончиком – это и есть Саксаганского. Карты обещали не больше километра-двух до отеля, прекрасная возможность для прогулки.


Есть реклама, которая не надоедает. Например, этот мишка каждый день дарил мне заряд хорошего настроения

Не знаю, почему, но первое ощущение от киевских улиц: вольно. Будто этот огромный, старинный город впитал в себя простор приднепровской лесостепи, и потихоньку добавляет его в прокладываемые людьми улицы и строящиеся дома. Всё тянется вверх – и всё удивительно неровное по росту, разномастное и вместе с тем очень гармоничное, и знакомое, знакомое до сосущего ощущения где-то под ложечкой: это город из прошлых жизней, или из памяти крови, или ещё из чего-то такого, что сразу делает его родным не по рождению, но по духу. Элегантная имперская застройка соседствует с массивными и солидными «сталинками», тут же примостились непритязательные, но аккуратные типовые советские дома, бок о бок с современными экспериментами в архитектуре. Всюду арки, проезды, проходы – вместо российской самостоятельности чувствуется типично европейская тяга к анфиладе. Говорят, что по Киеву можно гулять так, чтобы только переходить улицы и снова теряться в дворах и двориках, парках и скверах, переулках и закоулках. В следующий раз, быть может…

Карты не врали и пока я шёл к отелю, мне очень хотелось, чтобы он оказался «в тон» тому голосу, которым этот удивительный город уже начал тихонько нашёптывать мне свои истории. Киев звучит, да ещё как! На перекрёстках, то затихая, то набирая силу, слышится ворчание автомобилей, играет листвой ветер, постукивают каблуки и каблучки по тротуарам, плывёт мелодичная украинская речь и русская, смягчённая до нежности местным говором. Даже по ночам этот город бормочет что-то успокоительное, словно в полудреме строя планы на следующий день. Да, мне очень хотелось, чтобы и мой отель влился в эту симфонию – и он не подвёл. Я понял это в тот самый миг, когда прошёл по веранде «Кооператора» и шагнул в прохладный, чистенький холл, где за стойкой что-то читала, похоже, двоюродная сестрица девушки-пограничника.

Знаете, это ведь вовсе не сложно – улыбаться и говорить людям «здравствуйте» и «спасибо». Почему-то у нас этого многие то ли не понимают, то ли не хотят принимать. Впрочем, может быть, в Киеве мне везло, все семь дней в этом городе мне везло на ответно вежливых людей, на готовность помочь и подсказать, на улыбки, «пожалуйста» и «всего доброго». Надеюсь, мне доведётся вернуться сюда и проверить, было ли это лишь временным везением, или же частью ауры этого гостеприимного города.


Есть и просто жизнеутверждающие вывески -) А ещё в Киеве много социальной рекламы, особенно в метро - там, например, есть плакаты с забавным мусорным ящиком, призывающим сортировать мусор

Кстати, в «Кооператоре» принимают только гривны, и лично я записываю лишь в плюс отелю нежелание «наварить» на клиенте дополнительный бонус за оплату номера в валюте. К тому же Киев, по крайней мере, в центральной его части – это город банков и разного рода едален. Если за углом не расположено кафе, то будет банкомат, если не банкомат – то ресторанчик, а не ресторанчик – так пивная, районный офис ещё одного банка или уж, в конце концов, продуктовый магазинчик. Так что, быстренько превратив российскую валюту в украинскую, я вновь оказался в отеле, забрал свой чемодан, получил от милой брюнетки улыбку и свой ключ, и отправился обживаться в номере, а заодно и привести себя в божеский вид после почти суток в жарком вагоне поезда.


Мечта уставшего и голодного путешественника, да и кушается при таких призывах куда как приятнее

@настроение: Воспоминания о путешествии

URL
Комментарии
2014-04-13 в 13:01 

Дрянн@я
Я заболел, но хворь преодолел...
Ах, как красиво, спокойно, и в тоже время сочно написано. Да, вы талантливы, сударь;)

2014-04-13 в 20:51 

Comte le Chat
Главное - не научиться читать. Гораздо важнее научиться сомневаться в прочитанном (с)
:shy:

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Записки профессора Мориарти

главная