04:03 

«Подними глаза и посмотри вверх»

Comte le Chat
Главное - не научиться читать. Гораздо важнее научиться сомневаться в прочитанном (с)
Улица сбегала вниз с горки, делая крутой поворот. Прямо на углу пристроилась старая колонка, где набирали воду, над ней – могучий тополь с морщинистой корой и редкими жёлтыми листочками. И над всем этим царило зимнее небо. Это был один из тех редких дней, когда ветер разгоняет облака, и на безбрежной светлой синеве проглядывает солнце – там, высоко, немыслимо далёкое. Мир вдруг преображается, снег сверкает под золотыми лучами, холод отступает.
В эту зиму никаких холодов нет: всего лишь затянувшаяся осень, которая явно намерена перейти в весну. Впрочем, что до меня – то мне такое положение вещей по вкусу. Останавливаюсь на горке, поднимаю вверх глаза и гляжу на небо. Между серых туч – рваные окошки синевы, прозрачной, как тонкое стекло. Ветер играет серыми клочками небесного покрывала, и мне хочется, чтобы он поскорей согнал их за горизонт. Старый тополь чуть кланяется мне, и я невольно улыбаюсь – уголками рта, еле заметно.
Этот тополь и это небо, ветки и облака, старые трещины коры и вечная синева, то с серым, то с белым, порой – с чёрным или фиолетовым. Иногда затянутая полностью, или скрытая туманом, оторванная им от линии горизонта, словно ещё одной атмосферой, пластом – как в слоёном пироге. Всё это я видел тысячекратно, но всякий раз, поднимая голову, удивляюсь снова. Даже в городах, где за человеческим светом давно не видно звёзд и в воздухе постоянно плавает лёгкий привкус бензина, пыли, металла и камня – даже здесь эта сказка не исчезла. Просто люди разучились поднимать головы от земли и смотреть вверх.
Где-то по ту сторону кобальтовой синевы спутники, планеты, солнце, космос. Всего полвека – и уже настолько привычно стоять одной ногой за орбитой, хотя по сути нога эта только лишь осторожно нащупывает почву.
А здесь, на Земле – небо. Синее, фиолетовое, чёрное и белое. Оно бархат и стекло, расплавленный металл закатов и прозрачный хрусталь рассветов. Во всех моих воспоминаниях есть небо. Зимним вечером, подсвеченное уличными фонарями, чуть розоватое на западе и бездонно-чёрное над головой. Под ногами хрустит снег, мороз кусает щёки и руки, на домах – блеск сосулек и низко надвинутые снежные шапки. В такой вечер верилось в чудеса, в комнатах старого дома стоял душистый хвойный аромат большой ёлки, можно было устроиться в мягком кресле с книжкой о Рождестве, и Дед Мороз уже спешил с большим мешком подарков.
Другое небо наполовину скрывала пелена тумана. Он наползал из низин, и дома там уже укутали в седые клочья первые этажи. Здесь, на горе, туман завивался вокруг кустов в палисаднике тонкими дымными струйками, цепляясь за веточки и нехотя уползая дальше, вперёд, вверх. В руках у меня был фотоаппарат и нестерпимо хотелось в Старый Город, к узким тихим улочкам, толстым стенам вековых домов и торжественно-строгим очертаниям церквей. На набережной где-то за пеленой тихо шептала свои признания каменным берегам вода, а возле старого Университета юноша и девушка расставались навсегда.
Я помню ещё летнее марево, сонное, небо – как раскалённый лист, на котором синева выцвела до белёсо-голубого оттенка. Прохладная вода реки, весёлый смех, бронзовые от загара тела и небольшой кружок людей, которым казалось, что дружба может длиться вечно. Нежную и будто ожидающую улыбку, прелестные русы волосы, блестящим потоком спадающие до лопаток и внимательно, с хитринкой смотрящие глаза. «Герцогиня, я всегда соглашаюсь, когда меня просят таким нежным голосом». Беспечная юность...
А сегодня... Сегодня было любимое небо – небо, которое пробуждается ото сна. И хотя весна не то время, которое мне по душе, но этот краткий миг – миг освобождения от зимней спячки и поворота вечного колеса к новому кругу – я всегда ценю больше всего. Это прощание с тихой грустью и вдохновением неторопливой осени и поворот к новым метаниям буйной, будоражащей кровь поры, от которой столько беспокойства, но которую чувствуешь всегда, независимо, хочешь ты того или нет.
Руки в карманах, куртка под горло, волосы шевелит тёплый ветерок, и я с наслаждением вдыхаю сыроватый воздух. Я чувствую: где-то далеко уже рождается настоящая весна.

@настроение: Прогулка

URL
Комментарии
2007-01-17 в 16:19 

Чем-то...давно забытым...отозвалось в душе. Тихо, тонко...словно случайно задетые струны гитары. Сложно...объяснить.
Новый поворот колеса неизбежен. Вопрос во времени.
И...рада за вашу новую весну. Пусть всё будет так, как вы того хотите.

Просто люди разучились поднимать головы от земли и смотреть вверх.
может быть. но в суете дней, вдруг поднимая голову, внезапно зачарованно смотришь на бесконечность...и тогда уже ничего не имеет значения. только облака, только небо и ощущение погружения в неизвестность, которая так близко и так далеко...

2007-01-18 в 18:55 

"Дон Хайме подумал, что в памяти каждого мужчины дремлет горькое и нежное воспоминание о какой-нибудь женщине; у него в жизни тоже было нечто похожее, но его история закончилась много лет назад."

А. Перес-Реверте

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Записки профессора Мориарти

главная