06:21 

«О гениях и фанатиках»

Comte le Chat
Главное - не научиться читать. Гораздо важнее научиться сомневаться в прочитанном (с)
Бывают профессора, о которых так и хочется сказать: «профессор от Бога». Люди, с одной стороны, от природы одарённые недюжинным умом, талантом и способностью к знаниям, а с другой – развившие в себе умение передавать эти знания студентам, не довлея над ними своим авторитетом, давая простор для творчества и развития.
Увы, таких профессоров в наших университетах очень немного. Что касается меня, то этих Мэтров, которым я до сих пор искренне благодарен за их лекции, талант и внимание, я могу сосчитать на пальцах всего двух рук.
Гораздо большее число составляют преподаватели серые, неинтересные, на лекциях у которых спят – ибо их голоса попросту не слышно, в силу природной ли тихости, бесконечного гула беспокойной галерки, или просто нежелания говорить громче. Лекции они диктуют сбивчиво, торопливо, на вопросы студентов или не отвечают, или мямлят растерянно, сбитые с заученного курса. У них нет ни фантазии, ни умения рассуждать, ни таланта оратора, ни острого ума изыскателя. «Такие люди ... в тайне ненавидят окружающих» («Мастер и Маргарита»).
Эта серая масса заполняет наши университеты, кафедры и аудитории, проскальзывая в сознании студентов одним смазанным пятном и не давая, по сути, ни знаний, ни пользы. Их будто стыдно держать на кафедрах – и потому, видимо, часто сгоняют на одну, объединяя её под каким-нибудь замысловатым названием, далёким от реальности – но выгнать их жалко и позорно для университета. Часто такая профессура – хотя профессорское звание среди них имеют очень немногие – входит в категорию «чтец, жнец и на дуде игрец», берётся вести по десятку предметов, и хорошо бы смыслили хоть в пяти.
Их можно увидеть в качестве преподавателей различных дисциплин, связанных с компьютерами, если такая дисциплина вводится на гуманитарном факультете. Или наоборот, читающими лекции по русскому языку и литературе у математиков и естественников – при этом такие преподаватели сами в первую очередь ни в зуб ногой не разбираются в тех предметах, которые ведут. Но Господь бы с ними – лекции этих людей ещё можно было бы пережить без особых потерь нервных клеток и психического спокойствия, ибо большинство из них также нетребовательны к студентам, как и бездарны.
Но есть третья категория наших профессоров – самая страшная, самая опасная и самая ненавидимая студентами. Это фанатики.
Взяв глубокие познания гениев и бездарность серой массы, они представляют собой взрывную смесь – однако не тот яркий взрыв, который метафорично можно было бы сравнить с разрывами снарядов «Катюш» - а тот, что бывает после разрыва газовой бомбы, когда мерзостного цвета туман наползает на окопы.
Окопы в данном случае – аудитория, а мерзостный туман, глухое бормотание разрывов и яростное поблёскивание бешеных озверевших глазок в густом дыму – профессура. О да, они разбираются в своём предмете – до тонкостей, и готовы до хрипоты спорить с коллегами из-за мельчайшей детали, уточняя всё вплоть до последней запятой. Они не уважают младших преподавательский состав, считая «молодёжь» молокососами; они высокомерны с коллегами, считая себя пупом Земли; и они же злейшие враги студентов, которые в их глазах не стоят и пыли под ногами этих «столпов» науки.
Не дай вам Боже столкнуться с фанатиками в аудиториях или на сессии. Зная свой предмет, они не способны передать и малой толики знаний студентам. Это рождает их презрение к аудитории – естественно, лишь аудитория виновата в бездарности лектора и оратора. Они задают метровые списки дополнительной и основной литературы, статей, книг – словно вы обязаны изучать только их предмет, а даже если и поступаете так – то, поверьте, этих списков вам хватит до глубокой пенсии.
Они давят на студентов своим авторитетом, любят распекать опоздавших на лекции, унижать студентов на семинарах и принимать сессию с таким видом, словно ради сирых и убогих вагантов их отвлекли от решения судеб мира. Предметы их в изложении даже «серых» профессоров представляли бы собой куда больший интерес – по крайней мере, из лекций исчезла бы изрядная доля кичливости и хвалебных воспоминаний о самом себе. Но, увы – год за годом эти фанатики обитают в наших университетах, вплоть до глубокой старости, и выкуривают их оттуда смерть, скандал или поздняя пенсия.
Что ж, крепитесь, друзья мои. В конце концов, в университете не могут быть одни лишь фанатики. Всегда находятся гении, после чьих лекций ты вдруг готов посвятить жизнь науке. Дай Бог, чтобы таких профессоров – которые, по моему личному мнению, представляют собой золотой фонд наших университетов и прямых наследников великих мэтров прошлого – было больше. И пусть их лекции послужат студентам не только образцом общения на равных преподавателя и аудитории – но тихой заводью, откуда можно будет снова, стиснув зубы, отправиться на борьбу с фанатиками и серой массой. По вязкому морю бездарности и высокомерия – до следующего захода в порт знаний.

@настроение: Созерцание

URL
Комментарии
2007-02-18 в 12:58 

Готова подписаться под каждым словом :)
Насчёт гениев...о да! Господи, я до сих пор вспоминаю нашего препода по религиоведению....как он умел рассказывать!! А совершенно волшебная женщина по руссому языку и литературе, которую я знала ещё с курсов...
Но что вспоминать прошлое.
Насчёт фанатиков...вот уж точно не пожелаю встретить их ещё раз! Хватило зачёта по социальной работе, после которого я в бешенстве вылетела из аудитории...на всю жизнь запомнила.
Как и ни в чём не повинная стенка, которой достался удар :laugh:
Жаль, безусловно жаль, что так получается....

2007-02-19 в 01:26 

Comte le Chat
Главное - не научиться читать. Гораздо важнее научиться сомневаться в прочитанном (с)
Silver_wind
:)

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Записки профессора Мориарти

главная